Австро-венгерская оккупация Черногории (1916-18) в фотографиях.

Начало: Черногорский фронт Первой мировой (австро-венгерские фотографии и иллюстрации).

После разгрома австро-венгерскими силами Черногорской армии при Ловчене-Цетине и подписания 25 января 1916 г. меморандума о сложении черногорцами оружия начался период военной оккупации страны.

Групповые фотографии офицеров Австро-венгерской "К. und К." армии в захваченной столице Черногории Цетине.
1.Командующий XIX. армейским корпусом фельдмаршал-лейтенант Игнац Тролльман, "покоритель Ловчена", со своим штабом:

top5.jpg
2.Фельдмаршал-лейтенант Вебер со своим штабом у цетинского арсенала:


Черногорское т.н. "ущербное правительство" (krnjа Vladа), составленное тремя оставшимися королевскими министрами после эвакуации из страны короля Николы I и его двора, попыталось спасти национальную государственность, заключив с Австро-Венгрией сепаратный мир. По сведениям черногорского историка В.Йовановича, из Вены даже поступали "неофициальные сигналы", что престарелый император Франц-Иосиф I готов принять такой вариант. Но черногорский король Никола I, находившийся в эмиграции Италии и поддерживавший связь со своими министрами на родине, отказался предоставить им полномочия на заключение мира.
После этого "ущербное правительство" было распущено, и с 1 марта 1916 г. в Черногории был установлен режим австро-венгерской военной оккупации, идентичный введенному в соседней Сербии.
Collapse )

Черногорский фронт Первой мировой (австро-венгерские фотографии и иллюстрации).

Королевство Черногория вступило в Первую мировую войну 6 августа 1914 г., исполняя обязательства военно-политического союза с соседней Сербией. Маленькое и бедное балканское государство, мобилизационные и экономические ресурсы которого были подорваны недавними Балканскими войнами 1912-13 гг., смогло поставить под ружье в 1914-15 гг., по самым оптимистичным подсчетам, около 50 тыс. бойцов (35 тыс. на август 1914 г., до 48 тыс. на октябрь 1915 г.). Достаточно архаичная организация армии по общинно-территориальному принципу и недостаток тяжелого вооружения (в 1915 г. имелось всего 134 орудия и 73 пулемета) в значительной степени компенсировались высокой боеспособностью черногорских солдат, а также выработанным поколениями их воинственных предков энергичным и гибким боевым стилем, идеально подходившим для сложного гористого ТВД.
Дерзкие планы некоторых черногорских командиров, предусматривавшие наступление главными силами вдоль Адриатического побережья на главную военно-морскую базу Австро-Венгрии в Катарро (современный Котор), могли бы сделать Черногорию "самостоятельным игроком" на Балканском ТВД Первой мировой. Особенно, если бы этот маневр поддержали военно-морские силы Антанты на Средиземноморье...
Однако назначение начальником штаба Черногорского верховного командования сербского генерала Божидара Янковича, которого поддержал король Никола I, поставило боевые действия Черногорской армии в зависимость от оперативных планов сербских военных. Вплоть до падения Сербии под натиском австро-болгарско-германских войск в декабре 1915 г., большинство операций черногорских войск на герцеговинском и приморском направлениях носили характер прикрытия левого фланга Сербской армии.
Боевое расписание Черногорской армии, ее организация и обзор боевых действий в 1914-16 гг. будут изложены в следующем посте, который будет содержать фотографический и иллюстративный материал с черногорской стороны.

Здесь же собраны некоторые, надеюсь, малоизвестные фотографии и иллюстрации, посвященные военной кампании в Черногории и последовавшей оккупации этой страны, со стороны Австро-Венгрии.

Драматическая картина рукопашного боя за город Бело Поле между австро-венгерскими горными стрелками (K.K. Gebirgsinfanterie; на головных уборах солдат видны небольшие плюмажи, отличительный знак этого рода оружия) и черногорскими пехотинцами (преимущественно в национальных костюмах; униформы в Черногории действительно не хватало на всех мобилизованных, особенно в 1915 г.).

Несмотря на ожесточенный характер боевых действий, черногорское направление вплоть до декабря 1915 г. оставалось для австро-венгерского командования вспомогательным, и оно держало там относительно небольшие силы.
С августа 1914 г., к немалому раздражению гордых черногорских офицеров, всей их армии противостоял даже не армейский корпус австро-венгерской "K. und К.(сокр. "Императорской и Королевской", нем.)" армии, а Тактическая группа Герцеговины и Катарро (Gruppe Herzegowina und Cattaro) в составе 40-й и 47-й гонведских (венгерских) пехотных дивизий и 3-й горной бригады (3. Gebirgs-Brigade).
Впоследствии непосредственно для противостояния Черногорской армии был развернут XIX. армейский корпус, во главе которого с 1915 г. встал один из будущих победителей Черногории фельдмаршал-лейтенант (был в "К. und К." армии такой чин, старше генерал-майора, но младше генерала от инфантерии) Игнац Тролльман. Однако из примерно 500 тыс. австро-венгерских штыков, сверкавших на балканском фронте, против черногорцев обычно было направлено не более десятой части.

В обороне австрийцы полагались на построенную на рубеже с непредсказуемым соседом еще в XIX в. систему пограничных укреплений, с тех пор не раз модернизировавшихся.
Collapse )

Сербские пленные в концлагере Маутхаузен-Гузен.

Фотографии, на которых изображены сербские пленные, прибывшие с очередным транспортом узников в нацистский концлагерь Маутхаузен-Гузен в 1943 году, недавно опубликованы здесь: http://logorcrvenikrst.wikidot.com/fotografije-mauthausen



Большинство из этих людей принадлежат к сербскому националистическо-монархическому движению четников, официально имевшему статус подпольно-партизанской "Армии Югославии на родине" (Југословенска војска у отаџбини). Для формы одежды четнических формирований было характерно сочетание элементов сербской крестьянской одежды и довоенной югославской униформы.
Широко известно, что движение четников на протяжении 1941-45 гг. колебалось между Сопротивлением и коллаборационизмом, фактически рассматривая в качестве своего основного врага  коммунистических партизан Иосипа Броз Тито (после недолгого и непрочного союза с ними летом-осенью 1941 г.). Однако немецким оккупационным властям в Югославии это не мешало регулярно захватывать четников в плен, расстреливать или отправлять в концентрационные лагеря.

На переднем плане, скорее всего, трое рядовых четников в характерных головных уборах - шайкачах (кстати, австро-венгерского происхождения,  затем - солдатская полевая шапка армий Сербии и Югославии, а также излюбленная одежда сербских крестьян). Шайкача стала одним из символов четнического движения. Эти трое одеты в расшитые сербские национальные куртки и армейские брюки:


На втором плане - группа пленных, большинство из которых носят сербские меховые шапки - шубары (род папахи):

Двое одеты в югославские офицерские шинели - скорее всего, это четнические воеводы (предводители, старинная балканская традиция именовать так командиров партизанских отрядов) из числа офицеров Армии Королевства Югославия. Остальные в большинстве своем тоже похожи на полевых командиров.
Исключений из общего стиля в этой группе - два.
Collapse )

Французские "траншейные газеты" Первой мировой войны.

Материал с сайта реконструкторов 151-го линейного пехотного полка Французской армии (151ème Régiment d'Infanterie de Ligne): http://www.151ril.com/content/home

Начиная с осени 1914 года, французские солдаты начали выпускать "траншейные газеты" (journal de tranchée ), написанные солдатами и для солдат. Изучение французской траншейной журналистики 1914-1918 гг. является изучением менталитета обыкновенного французского солдата Великой войны - le poilu. Траншейные газеты приподнимают завесу над повседневной жизнью тех, кто сражался, страдал и погибал в самых ужасающих условиях. Берущая начало во французских республиканских традициях и национальных чувствах, траншейная журналистика была вызвана к жизни жестокой войной, которая быстро и безжалостно отделила тех, кто «на фронте», от тех, кто «в тылу». Пропасть, разверзшаяся между реальностью и вымыслом, полезным и ненужным, причастностью и отчуждением способствовала созданию этого уникального и импровизированного способа самовыражения. На войне, которая грубо попрала человеческие права, втоптала в кровавую грязь любовь и чистоту, сочувствие и разум, «траншейные газеты» взяли на себя нелегкую задачу по сплочению, информированию и развлечению воинского коллектива. Они помогли бойцам восстановить в себе немного человеческого достоинства и гуманности, поддерживали тех, кто чувствовал себя бессильным против войны, превратившей человека в расходный материал. Траншейные газеты были взглядом на войну изнутри, а скорее - снизу вверх, взглядом «бедняг, сидящих в навозной жиже» (pauvres purotins), как грубовато называли в те годы французских пехотинцев.

"Le Mouchoir" ("Носовой платок") - рукописная газета 151-го линейного пех. полка, которая начала издававшаться в 1915 г. 31-летним связистом Жозефом Лесажем (Joseph Lesage, профессиональный художник, выпускник Школы декоративных искусств) и двумя его товарищами:


"Редколлегия" "Le Mouchoir" за работой - издание газеты продолжалось вплоть до конца войны:

Collapse )

Немецкие военнопленные в Норвегии в 1940 г.

Немецкие военнопленные на улицах норвежского города, май 1940 г.:

На переднем плане - трое пилотов Люфтваффе, далее - горные егеря в своих характерных кепи bergmutze с эмблемой рода войск - цветком эдельвеса.

С началом войны между Норвегией и нацистской Германии, после немецкого вторжения в Норвегию 9 апреля 1940 г., столкнувшегося с отчаянным сопротивлением норвежских вооруженных сил, а также с активным противодействием военно-морских и десантных сил Великобритании и Франции, в плену у союзников оказалось довольно значительное число германских военнослужащих. В то время, как многие из них вскоре были освобождены наступающими немецкими войсками, ситуация для тех, кто попал в плен в Северной Норвегии, складывалась по-иному. В первую очередь это касается гитлеровцев, попавших в плен в районе в Нарвика, где группировка захватчиков была вынуждена перейти к обороне против превосходящих норвежских и Союзных сил и оказалась в тяжелом положении. Взятые там военнопленные были отравлены Союзниками в тыл и оказались вне досягаемости Вермахта.

Партия пленных немцев доставлена в Харстад, май 1940 г.:

В конвое - норвежские солдаты, вооруженные винтовками Krag-Jørgensen М89/08 отечественного производства, среди немногочисленных зевак преобладают британские военнослужащие.

После того, как была собрана первая крупная партия немецких пленных, командованием 6-й норвежской дивизии было принято решение создать центральный лагерь военнопленных на маленьком необитаемом острове Скорпа (Skorpa) в муниципалитете Квенанген (Kvænangen) в графстве Тромс. Попасть на этот остров можно было только по морю, что упрощало задачу изоляции военопленных. Впрочем, ближайшие места дислокации норвежских вооруженных сил, кроме непосредственно лагерной охраны, были расположены в 10-12 часах пути от лагеря.
Collapse )

Жил отважный капитан...

ИЗ СЕМЕЙНЫХ АРХИВОВ И ПРЕДАНИЙ.

"Капитан КЛЮНИН Григорий Григорьевич - адьютант старший батальона 729 стрелкового полка пропал без вести на фронте в 1941 г. 1906 г. рождения". (Данные приказа ГУК № 01716 от 21.10.1943 г. об исключении из списков офицерского состава ВС СССР)
сканирование0006[1] сканирование0004[2]
От моего прадеда по отцовской линии, кадрового командира РККА капитана Григория Клюнина, остались только эти строчки выписки из приказа Главного управления кадров (ГУК) Красной армии, которые после сорока лет ожидания получила в 1981 г. его супруга. Да еще маленькая черно-белая фотокарточка из семейного альбома. 1940 год - так гласит едва различимая надпись на обороте. Командир с волевым, даже жестким лицом, которое кажется преждевременно постаревшим - ведь ему было в эту пору всего 34 года! Впрочем, перебирая семейные предания, кажется понятным, откуда взялись горькие морщинки у глаз и ранняя седина... Безупречно сидит комсоставовская гимнастерка с капитанскими шпалами и эмблемами стрелковых войск РККА на петлицах. "Офицер и джентльмен", - сказали бы о таком в Великобритании. "Командир и коммунист", - как бы архаично не звучали сейчас эти слова, наверное, они будут лучшей характеристикой капитану Клюнину.
Он родился в 1906 г. в нищем местечке с неблагозвучным названием Зассье, входившем в "черту постоянной еврейской оседлости" Минской губернии. После революции и Гражданской войны изменения административных границ Советской Белоруссии отнесли Зассье сначала к Краснолуцкому сельсовету, затем к сельсовету Лужки, оба - Холопеничского (в документах - Холопинского; вероятно, описка) района, а на современной карте уже не осталось ни одного из этих названий...
К сожалению, точных данных о жизненном и служебном пути капитана Клюнина сохранилось очень немного. Большинство из них – рукописные выписки из различных документов, сделанные его супругой, моей прабабкой Натальей Кузьминичной Клюниной, в девичестве - Шароваровой (1908 г/р, уроженка Тамбовской губернии), долгие годы пытавшейся получить точные сведения о судьбе мужа, а затем - оформить пенсию «по потере кормильца в Великой Отечественной войне». И то, и другое - тщетно… Все остальное известно мне о прадеде только с ее слов. В детстве, как известно, рассказы о своих предках совсем не кажутся заслуживающими внимания, так что в памяти осталось немногое. На помощь приходят догадки и гипотезы, этот «последний довод» истории, особенно в случае, когда речь идет о сыне Страны Советов, в которой в сталинскую эпоху сотни тысяч и миллионы судеб кроились по общему лекалу.
Очевидно, военную карьеру простой белорусский (или белорусско-еврейский?) парень Гриша Клюнин выбрал после призыва на действительную воинскую службу в РККА, где он познакомился с завораживающей мощью и единообразной красотой регулярных вооруженных сил, и заодно прошел соответствующую идеологическую школу. Как известно, декретом ВЦИК и СНК от 21.03.1924 г. призывной возраст в СССР был установлен в 21 год, но нередкими были случаи призыва военнообязанных и в более старшем возрасте, особенно из сельских районов. Вероятнее всего, будущий образцовый командир Клюнин впервые надел красноармейскую форму где-то в конце 1920-х гг. Затем были срочная и сверхсрочная служба, неизбежное для кадрового военнослужащего вступление в ВКП(б) – год опять же неизвестен.Collapse )

Долгопрудный и космонавтика.

Для газеты "Долгие Пруды", г.Долгопрудный.

Веками полет необузданной человеческой мысли и дерзкие мечты технического гения человечества были устремлены ввысь – на покорение безбрежного голубого простора, дававшего вдохновение поэтам, манившего романтиков приключениями, а практиков завораживавшего неограниченностью своего пространства и возможностей.

Шаг за шагом человечество осваивало небо, переходя от первых примитивных аэростатов к летательным аппаратам тяжелее воздуха и сверхзвуковым скоростям, оно покорило стратосферу и наконец… Наконец весь мир, забыв об идеологических разногласиях и предрассудках, с ликованием встретил известие: «Человек в космосе!»
Эти слова стали гимном науке и технике, памятником поколениям ученых и испытателей, а еще – поводом почувствовать, пусть на мгновение, что все мы – в разных странах, на разных концах земли – едины и схожи в своей принадлежности к роду человеческому, который один дерзко шагнул за пределы привычной ему земной среды обитания. И первым это сделал простой советский парень, вчерашний летчик-истребитель с обаятельной улыбкой и скромными звездочками старшего лейтенанта на погонах, имя которого облетело всю планету почти столь же стремительно, как первый советский пилотируемый космический корабль «Восток-1» сделал свой виток по околоземной орбите – Гагарин, Юрий Гагарин. На скольких языках его тогда поздравляли!

Юрий Гагрин во время посещения Лондона, 1961 г.:


В череде всенародно любимых или официальных праздников нашей страны, праздников-выходных и «просто праздник какой-то», этот весенний день - 12 апреля, к сожалению, будет узнан не каждым. Однако 12 апреля не только наша страна, но и весь мир отмечает День авиации и космонавтики. Это - дата первого полета человека в космос в 1961 г., полета Юрия Гагарина.
День космонавтики как общесоюзный праздник был утвержден Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 апреля 1962 г., а международный статус он приобрел в 1968 г. на конференции Международной авиационной федерации. В ознаменование 50-летия первого пилотируемого космического полета с 7 апреля 2011 года он носит еще одно название - Международный день полета человека в космос (International Day of Human Space Flight). Резолюция об этом была принята на специальном пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН по инициативе России, и ее соавторами стали свыше 60 государств.

Collapse )

Упенбург. Поражение гитлеровских десантников в Нидерландах в мае 1940 г. (Часть 1)

От себя:
Воздушно-десантную операцию Вермахта в ходе вторжения в Бельгию и Нидерланды в мае 1940 г. в военно-исторической традиции принято трактовать как большой стратегический успех гитлеровцев. Наверное, это действительно так. Германским десантникам удалось установить контроль над рядом важных мостов, перерезав коммуникации противника, вывести из игры сильный форт бельгийцев Эбен-Эмаль и вообще, как говорится, навести шороху на неподготовленные к войне "ментально мирновременные" армии двух небольших европейских европейских королевств - Бельгии и Нидерландов.


Участники десанта на форт Эбен-Эмаль из т.н. "штурмового батальона Коха" (Sturmabteilung Koch):
Bundesarchiv_Billd_146-1971-011-27,_Belgien,_Eben_Emael,_Fallschirmjäger.jpg
Весьма довольные собой. Жестокое разочарование Восточного фронта, Югославии и Нормандии у них еще впереди.

Вскоре геббельсовская пропаганда мастерски раздула действительно успешные действия своих парашютистов до масштабов эпических подвигов в жанре "Кольца Нибелунгов". За этим пропагандистским китчем, который, к сожалению, пережил "тысячелетний рейх" и нередко тиражируется сегодня, теряется тот факт, что в Нидерландах немецкие "парашютные егеря" (Fallschirmjäger) фактически не справились с одной из поставленных им первоочередных боевых задач - взять под контроль главные аэродромы страны. Не справились из-за мужественного сопротивления солдат маленького мирного европейского государства, еще в мае 1940 г. показавших, что элитных гитлеровских вояк можно бить.
Итак, история сражения за аэродром Упенбург...


Оригинал взят у 38t в Битва за Упенбург
Подбор иллюстраций и комментарии - мои.

Перевод статьи http://www.waroverholland.nl/index.php?page=the-airlandings-around-the-hague-ypenburg . Небольшое замечание. В рунете за этим местом закрепилось название Упенбург, хотя он скорее Ипенбург.

Карта: http://maps.google.ru/maps?q=delft+holland&oe=utf-8&rls=org.mozilla:ru:official&client=firefox&um=1&ie=UTF-8&hq=&hnear=Delft,+The+Netherlands&gl=ru&ei=DPxUTa2_LMmDOp7jpPIE&sa=X&oi=geocode_result&ct=image&resnum=1&ved=0CCQQ8gEwAA

Введение
Немецкий план в ходе вторжения 10 мая на голландскую территорию состоял во внезапном захвате Гааги и принуждении к капитуляции правительства и верховного командования Голландии – вплоть до их прямого физического устранения. Для выполнения этого плана были запланированы крупные десанты на три аэродрома вокруг города: крупные Упенбург (Ypenburg), Валькенбург (Valkenburg) и вспомогательный Окенбург (Ockenburg).

Аэродром Упенбург в предвоенные годы. Встреча бельгийского короля Леопольда, прибывшего в Нидерланды с официальным визитом:
Bundesarchiv_Billd_146-1971-011-27,_Belgien,_Eben_Emael,_Fallschirmjäger.jpg
Въезд на территорию аэродрома Упенбург:
Bundesarchiv_Billd_146-1971-011-27,_Belgien,_Eben_Emael,_Fallschirmjäger.jpg
Collapse )

Упенбург. Поражение гитлеровских десантников в Нидерландах в мае 1940 г. (Часть 2)

Начало материала: http://m2kozhemyakin.livejournal.com/51330.html

Оригинал взят у 38t в Битва за Упенбург
Подбор иллюстраций и комментарии - мои.

План аэродрома Упенбург с отмеченными секторами обстрелов:
Ypenburg-mei1940.jpg

Первая контратака непосредственно на летное поле началась через Хоорнбрюг в Рийсвийке. Под прикрытием пулеметов рота рекрутов перебежала мост и далее поползла под плотным пулеметном огнем роты парашютистов полного состава. Каким-то чудом они достигли рубежа в 250 метров от границы аэродрома, но там были окончательно прижаты к земле. Немецкие пулемечики охватили группу с нескольких сторон и заставили вжаться в землю на открытом пространстве. Одновременно с неба пехоту расстреливали немецкие истребители.
Одновременно с первой ротой еще одна рота Гренадеров прокладывала себе путь к цели. Эти бойцы достигли фермы Johannahoeve к северу от летного поля, крайней укрепленной точки немецкого периметра. Они также не дошли каких-то пары сотен метров до зданий фермы, когда были остановлены пулеметным огнем.
Хотя обе роты были остановлены, основная контратака еще только готовилась. Для обстрела укреплений прямой наводкой были развернуты две батареи 75-мм полевых пушек. Идея была подавить огневые точки, после чего две роты составили бы штурмовой отряд с востока от шоссе, а одна – с запада. Небольшой обстрел ни к чему не привел. Едва пехота поднялась в атаку, ее снова прижали пулеметами, а из облаков вывалились очередные несколько «мессершмитов».

Голландские артиллеристы развернули к бою свои более подходящие для экспозиции военного музея орудия, май 1940 г.:

Collapse )

Женщины-военнослужащие РККА в немецком плену, 1941-45. (Часть 1).

В завершение темы женщин в рядах Красной армии в Великой Отечественной войне.

Из книги А.Шнеера "Плен".

Женщины-медработницы РККА, взятые в плен под Киевом, собраны для этапирования в легерь военнопленных, август 1941 г.:

Форма одежды многих девушек - полувоенная-полугражданская, что характерно для начального этапа войны, когда в Красной армии были сложности с обеспечением женскими комплектами обмундирования и форменной обувью маленьких размеров. Слева - унылый пленный лейтенант-артиллерист, может быть, "командир этапа".

Сколько женщин-военнослужащих Красной Армии оказалось в немецком плену, – неизвестно. Однако немцы не признавали женщин военнослужащими и расценивали их как партизан. Поэтому, по словам немецкого рядового Бруно Шнейдера, перед отправкой его роты в Россию их командир обер-лейтенант Принц ознакомил солдат с приказом: «Расстреливать всех женщин, которые служат в частях Красной Армии» [24] . Многочисленные факты свидетельствуют о том, что этот приказ применялся на протяжении всей войны.
Collapse )
Двое довольно ухмиляющихся гитлеровцев - унтер-офицер и фанен-юнкер (кандидат-офицер, справа; кажется, вооружен трофейной советской самозарядной винтовкой Токарева) - сопровождают захваченную советскую девушку-военнослужащую - в плен... или на смерть?

Вроде, "гансы" выглядят не злыми... Хотя - кто их знает? На войне совершенно обычные люди часто творят такую запредельную мерзость, которой никогда бы не сделали в "другой жизни"...
Девушка одета в полный комплект полевого обмундирования РККА обр.1935 г. - мужской, и в хорошие "комсоставовские" сапоги по размеру.

Аналогичное фото, вероятно лета или начала осени 1941. Конвой - немецкий унтер-офицер, женщина-военнопленная в комсоставовской фуражке, но без знаков различия:


Collapse )
Советские женщины-военнопленные не раз поражали своих врагов и солагерниц единством и духом сопротивления. Однажды 12 советских девушек были включены в список заключенных, предназначенных для отправки в Майданек, в газовые камеры. Когда эсэсовцы пришли в барак, чтобы забрать женщин, товарищи отказались их выдать. Эсэсовцам удалось найти их. «Оставшиеся 500 человек построились по пять человек и пошли к коменданту. Переводчиком была Е.Л.Клемм. Комендант загнал в блок пришедших, угрожая им расстрелом, и они начали голодную забастовку» [51] .
В феврале 1944 г. около 60 женщин-военнопленных из Равенсбрюка перевели в концлагерь в г. Барт на авиационный завод «Хейнкель». Девушки и там отказались работать. Тогда их выстроили в два ряда и приказали раздеться до рубашек, снять деревянные колодки. Много часов они стояли на морозе, каждый час приходила надзирательница и предлагала кофе и постель тому, кто согласится выйти на работу. Затем троих девушек бросили в карцер. Две из них умерли от воспаления легких [52] .
Постоянные издевательства, каторжная работа, голод приводили к самоубийствам. В феврале 1945 г. бросилась на проволоку защитница Севастополя военврач Зинаида Аридова [53] .
И все-таки узницы верили в освобождение, и эта вера звучала в песне, сложенной неизвестным автором:

Выше голову, русские девочки!
Выше головы, будьте смелей!
Нам терпеть остается не долго,
Прилетит по весне соловей…
И откроет нам двери на волю,
Снимет платье в полоску с плечей
И залечит глубокие раны,
Вытрет слезы с опухших очей.
Выше голову, русские девочки!
Будьте русскими всюду, везде!
Ждать недолго осталось, недолго -
И мы будем на русской земле [54] .

Бывшая узница Жермена Тильон в своих воспоминаниях дала своеобразную характеристику русским женщинам-военнопленным, попавшим в Равенсбрюк: «...их спаянность объяснялась тем, что они прошли армейскую школу еще до пленения. Они были молоды, крепки, опрятны, честны, а также довольно грубы и необразованны. Встречались среди них и интеллигентки (врачи, учительницы) – доброжелательные и внимательные. Кроме того, нам нравилась их непокорность, нежелание подчиняться немцам» [55] .
Collapse )

Еще по данной теме:
Основные приказы и постановления о службе женщин в РККА, 1942-43 гг. (с фотоиллюстрациями);
"МНЕ НЕ СТРАШНО!" Валерия Гнаровская: девушка против танка.
(ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ)