Михаил Кожемякин (m2kozhemyakin) wrote,
Михаил Кожемякин
m2kozhemyakin

Русско-японская война 1904-05 гг. глазами японских художников-современников... (Часть 1).

...или как официальная японская пропаганда представляла события войны с Россией своему населению.

Образцы формы одежды вооруженных сил двух столкнувшихся в жестоком противоборсте империй - Двуглавого орла и Восходящего солнца:
2000_087.jpg
Нужно признать, что японский рисовальщик имел представление об униформе Российской императорской армии и флота, однако примерно такое, как впоследствии костюмеры наиболее удачных голливудских фильмах о форме одежды Вооруженных сил СССР ;) Получилось легко опознаваемo, кое-что даже совпадает, но косяков множество, особенно в пропорциях.
Почти одинаковые бравые усатые физиономии российских воинов еще раз доказывают, что все-таки мы, "красноволосые круглоглазые гайдзины", для сынов Ямато всегда будем на одно лицо!

Интересна традиционная для кодекса Бусидо дань уважения противнику, т.е. русским:
- Достаточно неожиданное изображение Главнокомандующего всеми сухопутными и морскими силами Российской империи, действовавшими против Японии, генерала от инфантерии А.Н.Куропаткина:

Принимая во внимание оценки этого военного деятеля российскими современниками, сложно представить его вот таким - галопирующим с саблей наголо во главе своей кавалерии. Однако для менталитета населения Страны восходящего солнца подобный образ "уважаемого врага" - самое оно: тем больше славы доблестным войскам Ямато, победившим такого храбреца!

- Гибель командующего Тихоокеанской эскадрой вице-адмирала С.О.Макарова с броненосцем "Петропавловск", подорвавшемся на минах 31 марта 1904 г.:

Обратите внимание на надпись на английском языке, рассказывающую как броненосец "был взорван торпедой", что не соответствовало действительности, и это было хорошо известно всему миру, но с торпедой героичнее! Дорисовали на горизонте и вымышленный японский миноносец.
Однако исполненная достоинства фигура адмирала, которого уже захлестывают волны, и русские моряки на заднем плане, не оставляющие своего орудия, свидетельствуют о подлинном уважении, которое испытывало японское общество к этим людям, до конца исполнившим свой долг.

Друзья и недруги, отбросьте прочь мечи,
Не наносите яростных ударов,
Замрите со склоненной головой
При звуках имени его: Макаров.
Его я славлю в час вражды слепой
Сквозь грозный рев потопа и пожаров.
В морской пучине, там где вал кипит,
Защитник Порт-Артура ныне спит...
Враг доблестный! Ты встретил свой конец,
Бесстрашно на посту командном стоя.
С Макаровым сравнив, почтят героя
Спустя века. Бессмертен твой венец!
(Исикава Такубоку, японский поэт)

Но оставим Бусидо самураям. На полях Маньчжурии армии двух империи схлестнулись линиями позиций и стрелами маневров, словно два гигантских борющихся змея...
Фанатичную самоотверженность и превосходные боевые качества японских войск в 1904-05 гг. отрицать бессмысленно, однако в художественной интерпретации для общественности Страны восходящего солнца они приобрели совершенно эпические размеры.

Японская художественная пропаганда смакует первые боевые успехи: храбрые японские пехотинцы всегда устремлены вперед, российские - соответственно устремлены в бегство...

Форму и снаряжение своих солдат японские художники традиционно прорисовывают до мелочей, до пуговиц на гетрах. Достоверным изображением врага они заморачиваются не всегда: чего стоят эти великолепные фрики в сапогах на высоком каблуке и железнодорожных фуражках на нижней картинке!

"Когда ротный флажок падает из ослабевшей руки раненого, белый веер с красным кругом приобретает особое значение!"

Похоже, ярый самурай на картинке зарубил российских улан (которых на ТВД не было ни единого эскадрона), спешенных и вооруженных пехотными винтовками со штыком, но почему-то при шпорах (!!!).

А это вообще - песня! Победоносные войска божественного Микадо бьют и гонят... черногорцев!!!

Судя по характерным круглым шапочкам поверженных врагов - больше некому быть! Княжество Черногория действительно из солидарности с Россией в 1904 г. объявило войну Японии, и несколько черногорских добровольцев даже приняли участие в боевых действиях... Только вот сражались они в разных российских частях, а не кучей, и таких щегольских красных мундиров в армии этого маленького балканского государства никогда не было.

Кстати, на большинстве японских иллюстраций сухопутные войска Российской имп. армии почему-то гордо выступают под андреевским флагом (ИМХО, его было проще рисовать, чем сложные полковые знамена):


А вот изображение жаркого встречного боя:

Униформа российской пехоты выглядит вполне правдоподобно, правда в сочетании с какими-то фантастическими персонажами то ли в киверах, то ли в папахах и при газырях на мундирах (спешенных казачков, что-ли, художник имел в виду?); а единственный российский кавалерист вообще больше всего похож на конногренадера Лейб-гвардии (во время войны оставались в месте постоянной дислокации).

Вероятно, на нижеследующей картинке запечатлен какой-то конкретный эпизод, в котором отличился храбрый японский солдат, переплывший речку и атаковавший неприятеля в одних исподних портках:


Еще одна любимая тема самураев кисти, красок и туши - благородство японских войск по отношению к поверженному противнику, даже если он - "проклятый длинноносый гайдзин". Полевой госпиталь для русских пленных:

Справедливости ради следует признать, что в ту войну отношение японцев к военнопленным в основном было не просто корректным, а образцовым в сооответствии с недавно принятой Гаагской конвенцией о законах и обычаях войны, а также Женевской конвенцией 1864 г.
В медальоне сверху зачем-то нарисована сцена жестокого обращения российских солдат с местным китайским населением, видимо - для контраста с милосердием рыцарей Бушидо. Кому-кому, а "рыцарям Бушидо" об отношении к китайскому населению уместно было бы скромно помолчать после Японо-китайской войны десятилетней давности...

Впрочем, наряду с красочными агитками, встречаются и правдоподобные изображения ратного труда и лишений японских солдат и офицеров.
Атака в снегу:

Зябнут, бедолаги, в тоненьких мундирчиках... "Смелей, парни, согреемся в рукопашной! А мертвым вообще не холодно..."

"Орудия вперед! Навались, бездельники!!!"


А раненому офицеру на соломе в походной палатке грезится о мире, о семье, о возвращении домой...


Неизменное и неизбежное во все времена, у всех народов, на любой войне: Он пал на поле чести, и Ей осталось только оплакивать его...


"Лев зимой". Главнокомандующий японскими войсками в Маньчжурии маршал Ояма Ивао:

На примере ординарца, принесшего Ояме скромный обед, видно, как страдавшие в зимнюю кампанию 1904/05 гг. от холода японские войска натягивали на себя все, что только можно.

Отдельного рассмотрения заслуживает очередная любимая художественная сказка для японской публики - "лихое кавалерийское дельце".
Японская кавалерия против русских казачков, красные кафтаны которых наводят на мысль, что в распоряжении рисовальщика было изображение чинов Лейб-гвардии Казачьего полка (остававшегося в Санкт-Петербурге):

Надо признать, что кавалерия обеих сторон в войне 1904-05 гг. явно не блистала.
"(Российская) конница действовала в общем очень слабо. Она была многочисленна, но невысокого качества. Полноценными можно считать лишь три драгунских полка. Главную массу составляли казачьи полки 2-й и 3-й очереди. В зауральских казачьих войсках даже и первоочередные полки были плохо подготовлены и могли считаться, самое большее, отлично ездящей пехотой. Их офицерский состав был плох, за исключением прикомандированных из регулярной кавалерии, на которых и лежала вся работа. Стратегической разведки не производилось всю войну. Иррегулярной коннице и ее начальникам не хватало порыва и готовности пожертвовать собой. При столкновении с неприятелем казаки зауральских войск всегда хватались не за шашку, а за винтовку (сказывались охотничьи инстинкты), и в результате — полное отсутствие конных дел. На это жаловался и Куропаткин: «Хотя наши разведывательные отряды достигают силы в одну или несколько сотен, их зачастую останавливает десяток японских пехотинцев. Будь у казаков более воинственный дух, они атаковали бы противника в шашки». Со всем этим дух этих людей был неплох — им не хватало лишь надлежащего воспитания и хороших начальников. (...)
Японская конница была слаба количеством и качеством, но этим наши кавалерийские начальники совершенно не воспользовались."
(А.А.Керсновский. История Русской армии. Т. 3)
"Интересно, что за все время похода нам ни разу не пришлось столкнуться с японской кавалерией. Этот род оружия был у них плох и избегал столкновения с нами. За всю кампанию отмечены лишь две кавалерийских схватки: у сибирских казаков ген. Самсонова и у нас 1 мая, когда, благодаря песчаной буре, сотня уральцев подъесаула Железнова внезапно наткнулась на два эскадрона японцев, причем в кратком бою один был изрублен, а другой спасся бегством. Понятна поэтому наша радость, когда 16 июня в бою отряда под Ляоянвопой мы увидели, что 23 эскадрона ген. Акиямы двинулись против нас. Ген. Мищенко бросил на них бывшие под рукой 10 сотен Урало-Забайкальской дивизии... Увы, ген. Акияма не принял атаки, повернул и ушел за свою пехоту."
(А.И.Деникин. Путь русского офицера)
Но веселых художников это не смущает, и на полях рисовой бумаги японские кавалеристы продолжают бодро громить и регулярную русскую конницу, и казаков, выглядящих подчас совершенно опереточно...:
...или вполне реалистично, но вооруженных почему-то кортиками или длинными палашами:


Ну и конечно, как же не позлорадствовать, что у противника в тылу попал в катастрофу воинский железнодорожный эшелон!
Вот как это выглядело на деле:
"На 1424-й версте перегона Чебула — Ояш потерпел крушение воинский эшелон N 632 (штаб 87-го пехотного Нейшлотского полка). В железнодорожной катастрофе погибло 10 человек, тяжело ранено 28, легко ранено 50 человек нижних чинов. Первую помощь пострадавшим оказывал военный врач, находившийся в поезде. Сюда же срочно привезли фельдшера из Болотного. Вскоре со станции Обь прибыл вспомогательный поезд, на котором приехал участковый железнодорожный врач И. Абдрин. Раненых тут же отправили в военный лазарет..."
А вот так - с применением "художественного вымысла" по-японски:

Короче, готовьте гробы, гадкие круглоглазые гайдзины, а ведь вы еще до фронта не доехали!

ОСАДА ПОРТ-АРТУРА.
Кстати, отображение этого ключевого для ходя войны сражения в японской художественной пропаганде носит наиболее достоверный характер.
Яростный штурм:

В медальоне справа город-крепость сдает пузатый генерал Стессель, имеющий скорее психологическое, чем портретное сходство.

Масштабная панорама ночного штурма:


Полевой первязочный пункт под Порт-Артуром:

Приносят раненых, и японцев, и русских...

Взятие японскими войсками русского укрепления, вероятно, Курганной батареи или Высокой горы:

Оставшиеся в живых защитники, многие из которых ранены, сдаются в плен, а их командир стоит под знаменем, гордо скрестив руки на груди.
«Борьба за Высокую гору была битвой гигантов; ни одна страна в самую славную эпоху своей истории никогда не выставляла в поле солдат, которые дрались бы с таким упорством, храбростью и презрением к смерти, как русская и японская пехоты в те дни», — писал французский генерал Гранпре.

Военные корреспонденты на позициях японских войск:


(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)
Tags: военная история, искусство
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author