Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Йован Дучич. Аve Serbia!


(Јован Дучић; 1871—1943) — сербский боснийский поэт, писатель и дипломат.

AVE SERBIA!
(перевод с сербского языка).

Твое солнце несем мы на наших знаменах,
Ты жива в буйной славе своих сыновей;
На путях наших, духом Твоим озаренных,
Даже темная ночь нам полудня светлей.

Наша светлая Мать, ты чернела от муки
Под звон наших мечей в час кровавого сева.
В твоих реках от крови отмоем мы руки,
Отомстив за тебя в опьянении гнева.

В нас - надежда Твоя и судьба Твоя злая,
С Твоим сердцем в груди - и в чужбине мы братья.
Ты на нашем челе свой завет начертала,
Положила на меч колдовское заклятье.

Ты кормила нас кровью, поила слезами,
Возводила на плаху, бросала на битву;
И мы сами уделов иных не искали:
Только ярую брань и святую молитву.

Вот знамением светлым Твой крест воссияет,
Над безвестной могилой разверзнется ночь:
Тот, кто пал за Тебя, горький мир покидает,
Оставляя Тебе свои муки и мощь.
_______________________Перевод: М.Кожемякин.

ИГРЫ ФОРТУНЫ.

ЭТО ПОСЛЕДНИЙ ИЗ РОМАНОВ, НАПИСАННЫЙ В СОТРУДНИЧЕСТВЕ С МОИМ СОАВТОРОМ И ЛУЧШИМ ДРУГОМ ЕЛЕНОЙ ЮРЬЕВНОЙ РАСКИНОЙ (1975-2020).
ПОСВЯЩАЮ ЕЕ ДОБРОЙ И ВЕЧНОЙ ПАМЯТИ.



Исторический роман из истории последних лет правления Анны Иоанновны и краткого трагического пребывания на престоле младенца Иоанна Антоновича. Дворцовые интриги и перевороты, жестокие увеселения императорского двора и Русско-турецкая война 1735—1739. На страницах романа Вы встретите Анну Иоанновну и Бирона, Елизавету Петровну и Анну Леопольдовну, незаслуженно забытого военного героя Антона Ульриха Брауншвейгского и фельдмаршала Миниха, поэта Василия Тредиаковского, князя-шута Михайлу Голицина и... даже того самого барона Мюнхгаузена! Борьба за власть и война, любовь и измена, благородство и низость. И, конечно, коллективный портрет русского человека первой трети XVIII века - эпохи всесильных временщиков.

Читать и скачать:
https://www.litres.ru/mihail-kozhemyakin-26818643/igry-fortuny/
https://ru.bookmate.com/books/WWPVbPIU

Вандомская колонна - фантом империи.



Отзвук громовых побед эпохи Наполеона I наложил на облик Парижа весьма заметный отпечаток. Орудийный грохот с полей триумфа честолюбивого императора в прямом смысле отлит в бронзе на Вандомской площади Парижа в Вандомской колонне, носившей в наполеоновские времена горделивое название: колонна Побед или колонна Аустерлица (colonne d'Austerlitz, colonne de la Victoire). Для увековечения своих побед над российскими и австрийскими войсками в кампании 1805 г., закончившейся знаменитым сражением при Аустерлице, где, по словам Пушкина, «русский в первый раз пред гибелью бежал», Наполеон 1 декабря 1806 г. издал декрет, постановлявший отлить «памятный столп» из стволов захваченных неприятельских пушек. За образец, как легко догадаться, был взят очередной древнеримский монумент – колонна императора Траяна, воздвигнутая в честь победы над непокорными даками.
Историки до сих пор дискутируют, сколько точно орудий российской и австрийской артиллерии пошло на сооружение колонны, но наиболее вероятно число в 1 200 бронзовых стволов, избитых осколками и закопченных боевым пламенем, отгремевших на полях под Ульмом и Аустерлицем.Collapse )

Мдина – Рабат. Крепость на скале и ее верный спутник.

Написано для журнала "Мальтийский вестник".
История Мальты через призму исторического пути двух ее древних городов.

Сегодня Мдину называют «безмолвным городом». Даже шумные компании туристов, попадая в ее узкие улицы в окружении резного камня стен, хранящие тайну столетий, восхищенно затихают. А увидев, как гордо возвышаются над каменистыми равнинами Мальты стены ее прежней столицы, венчающие мощную скалу и сами увенчанные величественным куполом собора Св.Павла, наоборот, сложно не воскликнуть во весь голос: «Вот красавица - Мдина!»…

Общий вид Мдины, наши дни.

Рабат, город-спутник, бывший когда-то пригородом Мдины, за века разросся, раскинулся, добежал кварталами элегантных вилл и аккуратных домиков до берега моря. Он и сегодня как бы обнимает Мдину, словно влюбленный свою избранницу.

СКАЛА НАД ОСТРОВОМ.
Своим географическим положением Мдина была обречена сыграть важную роль в бурной истории Мальты.
Естественная возвышенность с удобным плато и скалистыми отрогами представляла собою идеальную крепость, созданную самой природой. Ее оборонительные возможности жители острова оценили еще в эпоху Бронзового века, когда древние племена Средиземноморья боролись за Мальту, вытесняя и поглощая одно другое.Collapse )

Мальта доисторическая – первые люди и мегалиты.

Написано для журнала "Мальтийский вестник".
За блистательной эпохой Мальтийского ордена и бурными событиями новой и новейшей истории Мальты взгляд нашего современника не всегда различит боле раннюю эпоху. Между тем Мальта может по праву называться одной из древних колыбелей развития человеческой цивилизации в Средиземноморье. О доисторическом, древнем и средневековых периодах Мальты мы расскажем в новом историческом цикле статей «Мальта до Мальтийских рыцарей».

Каменный круг в Шааре. Рис. Ш.де Броштроффа, 1825.

НА ЗАРЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.
В 1987 г. группа итальянских археологов под руководством профессора Салентского университета Эммануэля Анати проводила на Мальте исследование пещеры Гхар-Далам, название которой в переводе с мальтийского языка звучит зловеще: «пещера тьмы». Когда тьма веков рассеялась, пытливым взглядам исследователей предстали замечательные образцы наскальных рисунков, оставленных вдохновенным первобытным художником. Здесь были и изображения человеческой руки, и причудливые фигуры зверолюдей, и рисунки животных, в том числе легендарного представителя древней фауны острова – карликового слона. Collapse )

Мальта - надежная гавань финикийцев.

Написано для журнала "Мальтийский вестник".

Как родилось имя Мальты?

Когда финикийские мореплаватели впервые увидели на горизонте скалистый остров, словно вырастающий из бирюзы морских волн, он показался им похожим на гордый корабль среди водных просторов. Люди Древнего мира были смелы и просты в сравнениях. Историки полагают, что финикийское название Мальты – Ann (произносится: anan) могло означать: «корабль».

Финикийский торговый корабль

Нынешнее название Мальты берет начало от древнегреческого языка, на котором эллины именовали чудесный остров к югу от Сицилии певуче: Μελίτη или Μελίτα. «Мелита», звучало это слово. Одни исследователи полагают, что этим именем Мальта обязана сладкому и ароматному меду, который давали обитавшие там пчелы. Другие выводят греческое название из древне-финикийского «малет», что значит: «гавань», «порт», в котором могли найти приют усталые мореплаватели.
Это глубоко символично для содержания древней истории Мальты, которая была неразрывно связана с мореплаванием и смелыми народами, бороздившими воды Средиземноморья в поисках богатства или славы.

ИСКАТЕЛИ БОГАТСТВА.
Финикийцы по праву заслужили в истории Древнего мира славу покорителей моря. Этот древнесемитский народ, самостоятельная агломерация городов-государств которого сложилась к XIII в. до н.э. на восточном побережье Средиземного моря (совр. Ливан), далеко раскинул щупальца своих корабельных путей и свил гнезда укрепленных колоний по берегам и островам Средиземного моря. Искусные ремесленники и отважные мореплаватели, свою главную известность финикийцы получили как торговцы и пираты, устанавливавшие свои правила игры в регионе где - золотом, где – коварством, а где насилием. Их крепкие корабли из ливанского кедра везли в самые отдаленные уголки тогдашней «ойкумены» (обитаемого мира – др.греч.) не только разнообразные товары, но и осознание власти богатства юной еще человеческой цивилизацией.Collapse )

Фронтовое поколение студентов МГУ (в лицах и некоторых биографиях).

В 1943 г. в Московский университет начали возвращаться первые студенты, преподаватели и сотрудники-фронтовики, как правило, демобилизованные после тяжёлых ранений.
После окончания войны в университет начали поступать солдаты и офицеры, завершившие службу в армии. Именно они в течение первых 3-4-х послевоенных лет составляли основной контингент нового приёма студентов. Студенты, которые пришли в университет из Советской Армии, были старше обычного студенческого возраста, и они, конечно, были образцом серьёзного творческого отношения к учёбе и дисциплине.
В начале 1950-х гг. вновь большинство студентов начинает поступать в университет после окончания средней школы, а большинство студентов-фронтовиков заканчивают МГУ, защищают диссертации и становятся преподавателями.

https://vk.com/wall-57936260_829

Первая лекция в Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова после окончания Великой Отечественной войны, 1 сентября 1945 года:







На фото:
Collapse )

Жил отважный капитан...

ИЗ СЕМЕЙНЫХ АРХИВОВ И ПРЕДАНИЙ.

"Капитан КЛЮНИН Григорий Григорьевич - адьютант старший батальона 729 стрелкового полка пропал без вести на фронте в 1941 г. 1906 г. рождения". (Данные приказа ГУК № 01716 от 21.10.1943 г. об исключении из списков офицерского состава ВС СССР)
сканирование0006[1] сканирование0004[2]
От моего прадеда по отцовской линии, кадрового командира РККА капитана Григория Клюнина, остались только эти строчки выписки из приказа Главного управления кадров (ГУК) Красной армии, которые после сорока лет ожидания получила в 1981 г. его супруга. Да еще маленькая черно-белая фотокарточка из семейного альбома. 1940 год - так гласит едва различимая надпись на обороте. Командир с волевым, даже жестким лицом, которое кажется преждевременно постаревшим - ведь ему было в эту пору всего 34 года! Впрочем, перебирая семейные предания, кажется понятным, откуда взялись горькие морщинки у глаз и ранняя седина... Безупречно сидит комсоставовская гимнастерка с капитанскими шпалами и эмблемами стрелковых войск РККА на петлицах. "Офицер и джентльмен", - сказали бы о таком в Великобритании. "Командир и коммунист", - как бы архаично не звучали сейчас эти слова, наверное, они будут лучшей характеристикой капитану Клюнину.
Он родился в 1906 г. в нищем местечке с неблагозвучным названием Зассье, входившем в "черту постоянной еврейской оседлости" Минской губернии. После революции и Гражданской войны изменения административных границ Советской Белоруссии отнесли Зассье сначала к Краснолуцкому сельсовету, затем к сельсовету Лужки, оба - Холопеничского (в документах - Холопинского; вероятно, описка) района, а на современной карте уже не осталось ни одного из этих названий...
К сожалению, точных данных о жизненном и служебном пути капитана Клюнина сохранилось очень немного. Большинство из них – рукописные выписки из различных документов, сделанные его супругой, моей прабабкой Натальей Кузьминичной Клюниной, в девичестве - Шароваровой (1908 г/р, уроженка Тамбовской губернии), долгие годы пытавшейся получить точные сведения о судьбе мужа, а затем - оформить пенсию «по потере кормильца в Великой Отечественной войне». И то, и другое - тщетно… Все остальное известно мне о прадеде только с ее слов. В детстве, как известно, рассказы о своих предках совсем не кажутся заслуживающими внимания, так что в памяти осталось немногое. На помощь приходят догадки и гипотезы, этот «последний довод» истории, особенно в случае, когда речь идет о сыне Страны Советов, в которой в сталинскую эпоху сотни тысяч и миллионы судеб кроились по общему лекалу.
Очевидно, военную карьеру простой белорусский (или белорусско-еврейский?) парень Гриша Клюнин выбрал после призыва на действительную воинскую службу в РККА, где он познакомился с завораживающей мощью и единообразной красотой регулярных вооруженных сил, и заодно прошел соответствующую идеологическую школу. Как известно, декретом ВЦИК и СНК от 21.03.1924 г. призывной возраст в СССР был установлен в 21 год, но нередкими были случаи призыва военнообязанных и в более старшем возрасте, особенно из сельских районов. Вероятнее всего, будущий образцовый командир Клюнин впервые надел красноармейскую форму где-то в конце 1920-х гг. Затем были срочная и сверхсрочная служба, неизбежное для кадрового военнослужащего вступление в ВКП(б) – год опять же неизвестен.Collapse )

МАЛЬТИЙСКИЕ СОЛДАТЫ НАПОЛЕОНОВСКИХ ВОЙН (Часть 1).

Написано для журнала "Мальтийский вестник".
СЫНЫ МАЛЬТЫ, ПАСЫНКИ БРИТАНИИ.
(Мальтийские добровольцы на британской военной службе в годы Наполеоновских войн.)

Покорение Мальты войсками генерала Бонапарта в 1798 г. и последовавшее народное восстание на острове, приведшее к изгнанию французов и приходу британцев, сыграли роковую роль в жизни тысяч молодых мальтийцев. Ворвавшийся в старинные улочки мальтийских городов и деревень вихрь Наполеоновских войн подхватил их и унес в военные походы и далекие страны. Волею судеб мальтийские солдаты и моряки сражались и под французским триколором, и под британским Юнион Джеком. Однако если французам пришлось насильно ставить мальтийцев в строй, то в ряды Британской армии и флота тысячи сынов Мальты вступили добровольцами. Помощь англичан в освобождении от французской оккупации (небескорыстная) побуждала мальтийцев, всегда серьезно относившихся к вопросам чести, не оставаться в долгу…

ПОД ПАРУСАМИ ROYAL NAVY.
Островное положение Мальты с древних времен сделало мальтийцев хорошими моряками. Это роднит их с англичанами, и неудивительно, что первым принял на службу уроженцев Мальты именно Королевский военно-морской флот Великобритании.
Основных источников пополнения экипажей британской эскадры в Сердиземноморье мальтийцами было два: набор добровольцев на острове и переход с французской стороны перебежчиков и военнопленных из числа насильно завербованных Бонапартом матросов и солдат Мальтийского ордена. Первых мальтийцев англичане выловили из хаоса плавающих обломков и подняли на борт со спустивших флаг французских кораблей после битвы в Абукирском заливе. Там 1-3 августа 1798 г. адмирал Горацио Нельсон наголову разгромил французский флот, доставивший армию Бонапарта в Египет. Мальтийский язык стал для моряков с Мальты пропуском в Royal Navy: во времена Наполеоновских войн (и не только) вербовка пленных «нетитулярной нации» противника была обычной практикой.


Сражение в Абукирском заливе, 1798.
Collapse )

МАЛЬТИЙСКИЕ СОЛДАТЫ НАПОЛЕОНОВСКИХ ВОЙН (Часть 2).

МАЛЬТИЙСКИЕ ЛЕГИОНЕРЫ ГЕНЕРАЛА БОНАПАРТА.

Многонациональный характер Наполеоновской армии хорошо известен. В ее рядах попадались как добровольцы со всей Европы, привлеченные под трехцветные знамена Франции идеями «свободы, равенства и братства», жалованием или жаждой приключений, так и насильно завербованные местные жители и военнопленные. Такими «солдатами генерала Бонапарта поневоле» стали бойцы Мальтийского легиона, участвовавшие в его неудачном походе в Египет, а также сотни мальтийцев, служившие в других французских формированиях.

ЛЕГИОНЕРЫ ПОНЕВОЛЕ.
После покорения Мальты и капитуляции Мальтийского ордена (иоаннитов) в июне 1798 г. генерал Бонапарт с присущей ему жестокой предусмотрительностью поспешил решить проблему оставшихся от Ордена солдат-мальтийцев. С одной стороны, он полагал, что мальтийцы, зарекомендовавшие себя неплохими бойцами и говорящие на языке, схожем с арабским, будут полезны ему в Египте. С другой - он не желал оставлять на оккупированном острове потенциальный резерв для сопротивления из профессиональных местных военных, озлобленных позорным поражением.
Мальтийцы, служившие в регулярных частях Ордена иоаннитов, были преимущественно выходцами из беднейших слоев населения острова. Получив в армии привычку к дисциплине и боевые навыки, они оставались неграмотными темными парнями, которым сложно было разобраться в обстановке. Получив от своих командиров-рыцарей последний приказ оставаться в казармах по условиям капитуляции, многие из них не поняли опасности своего положения. Самые решительные бежали и уходили в подполье. Добровольно поступить на службу Бонапарту согласились всего 25 человек. Остальные продолжали уныло ждать решения своей судьбы, периодически выходя (или не выходя) на смотры по приказу оккупантов.
16 июня генерал Бонапарт приказал мальтийским солдата прибыть в форт Св.Эльма на берегу Великой гавани в полной форме и, естественно, без оружия. На кораблях французской эскадры предписывалось приготовить «помещения с надежными запорами» для транспортировки мальтийцев в Египет. В назначенный день 119 гренадеров бывшей Гвардии великого магистра и 358 солдат бывшего Мальтийского пехотного полка Ордена иоаннитов выстроились на плацу форта. Внезапно их окружили шеренги французских пехотинцев со штыками наизготовку и начали загонять, словно скот, на корабли. Поняв, что их ждет расставание с милой родиной, многие мальтийцы оказали отчаянное сопротивление, однако силы были неравны. В конечном итоге всех «новобранцев Бонапарта» водворили в трюмы и посадили под замок.


Форт Св. Эльма
Collapse )